среда, 15 июня 2011 г.

Защити себя сам! Или кто и как пытается нас прослушать.

Тотальный контроль спецслужб за разговорами и перепиской украинцев — миф. Но силовики делают все для того, чтобы он стал реальностью.

В политических и бизнес-кругах принято «страховаться» на случай желания спецслужб прослушать телефонные разговоры или покопаться в личной переписке. Первый заместитель главы парламентского комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Геннадий Москаль делает это весьма оригинальным образом. Политик, известный резкими высказываниями в адрес нынешнего министра внутренних дел Анатолия Могилева, утверждает, что руководство силового ведомства точит на него зуб, поэтому его непременно могут «прослушивать». Так что для особо секретных телефонных переговоров нардеп изобрел свой метод. Он ведет их с помощью sim-карт мобильных операторов ряда иностранных государств. «У меня есть венгерские, румынские, македонские карточки связи, — рассказывает Геннадий Москаль. — Когда я разговариваю по ним в Украине, ставлю телефон в режим «свободного плавания», и они ежеминутно меняют в роуминге пять-шесть операторов мобильной связи. «Прослушивать» мобильный телефон — все равно, что ловить FM-станцию. Вам, скажем, нужно волну 103,3. Вы нажали и слушаете. Но если эта станция будет постоянно менять волну, то песню до конца вы точно не дослушаете. Так и с телефонным разговором. Причем я пользуюсь только sim-картами тех стран, где национальное законодательство запрещает выдавать сведения о переговорах другим странам». Как показывает практика, при желании отечественные оперативники могут задействовать ряд альтернативных способов снятия личной информации об «объекте», хотя и их возможности далеко не безграничны.

Услышат каждого?
Ключевые игроки на «рынке» снятия личной информации об украинцах — Департамент оперативно-технических мероприятий СБУ и Департамент оперативной службы МВД. Основная масса записей разговоров граждан появляется у оперативных сотрудников при помощи стационарных устройств «прослушки» мобильных и городских телефонов. Еще в 2003 г. Закон «О телекоммуникациях» обязал операторов связи за собственные средства устанавливать у себя автоматическую систему снятия информации. Она позволяет оперативникам «писать» телефонные разговоры граждан прямо «на рабочем месте» — в соответствующих подразделениях. Есть в арсенале силовиков и более громоздкие технологии. Например, выездные комплексы GSM- и радиоперехвата, в которых людям в наушниках (на профессиональном сленге — «чебурашкам») приходится безвылазно дежурить под окнами «объекта» сутками. Либо оборудование, требующее незаметной установки в кабинете или квартире подозреваемого. В любом случае эта аппаратура работает только в непосредственной близости от прослушиваемого и потому в общих масштабах «прослушки» дает гораздо меньше информации, нежели спецтехника, установленная прямо на «железе» мобильных операторов.


Во всех случаях разрешения судов на «прослушку» и изъятие корреспонденции можно получить лишь в рамках оперативно-розыскных дел. Но это не лишает оперативников возможностей для манипуляций с доступом к личной информации граждан. Глава парламентского комитета по вопросам правовой политики Сергей Мищенко, ссылаясь на данные ГПУ, констатирует, что в процедуре получения разрешений на снятие личной информации в рамках проведения оперативно-розыскных мероприятий есть серьезные нарушения. «В прошлом году было выдано около 50 тысяч разрешений на ограничение прав и свобод граждан, которые предполагают комплекс мероприятий — прослушку, установление визуального наблюдения, изъятие корреспонденции и т. д. Из них только 20 тыс. были получены через официальную процедуру!» — возмущается политик, в прошлом работавший прокурором Киевской области, зампрокурора Киева и старшим помощником генпрокурора.


Речь идет о том, что представление руководителя оперативного подразделения на проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих права граждан, на основании которого суд выдает соответствующее разрешение, должно быть подкреплено подписью прокурора. К этому обязывает 97 статья Уголовно-процессуального кодекса. Впрочем, в Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» соответствующая норма сформулирована более размыто. Там сказано только, что санкция на снятие информации с каналов связи должна быть получена в суде. Но нет ни слова о том, что для этого необходимо разрешение прокурора. Так что оперативники просто пользуются нестыковкой в законодательстве (см. «Схемы получения разрешений на «прослушку», стр. 12). «Это происходит, потому что есть заказные вещи: и бизнес, и политики нуждаются в том, чтобы кого-то из конкурентов прослушать или за кем-то посмотреть», — поясняет Сергей Мищенко. — Если прокурор ставит свою подпись, то он является дополнительным звеном контроля. Для того, чтобы прокурор не вмешивался со своим надзором, оперативники нашли лазейку».

Береженого Skype бережет
Спецслужбы ведут постоянную борьбу с теми операторами рынка связи, которые пытаются сопротивляться их оперативно-розыскным нуждам. Для компании «Интертелеком» отказ установить автоматическую систему «прослушки» моментально обернулся уголовным делом о контрабанде телекоммуникационного оборудования. «Установлено, что в августе 2010 г. чиновники компании предоставили в таможенный орган товаросопроводительные документы с заведомо ложными сведениями о количестве груза», — рапортовала СБУ и уже через абзац открещивалась от «обвинений в попытке осуществлять незаконное прослушивание граждан». После серии взаимных обвинений в прессе, по словам собеседника «ВД» в СБУ, в вопросе установки прослушивающей аппаратуры «стороны договорились».

Чтобы поддержать реноме, игроки телекоммуникационного рынка пытаются, как могут, ставить спецслужбам барьеры. И если мобильные операторы, обязанные устанавливать у себя устройства для автоматической «прослушки», в этом вопросе практически бессильны, то интернет-провайдерам нередко удается оставить оперативников без информации. Ведь «сыщики» вынуждены лично обращаться к интернетчикам за предоставлением конфиденциальных данных «об объектах». А те нередко предлагают им пообщаться с юристами, грамотно использующими лазейки в законодательстве. «Есть такие структуры, как телекоммуникационный провайдер «Воля», Ukr.Net, где получить информацию даже с решением суда проблематично», — утверждает собеседник «ВД» в СБУ.

«Что должен делать оператор связи или провайдер, когда приходит письмо от оперативников с требованием провести на его сетях оперативно-розыскные мероприятия?» — задается вопросом вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей Иван Петухов, возглавляющий интернет-компанию Ada­mant. — Если письмо написано, по нашему мнению, логично и этот интернет-ресурс или IP-адрес не принадлежит какому-то известному деятелю или партийной организации, то на 90 с лишним процентов наверняка речь идет об уголовном деле. Тогда вопросов с предоставлением доступа не возникает. А если принадлежит? Тут уж руководитель компании-провайдера становится заложником. Ему приходится самому думать, узнавать — а правильно ли возбуждено дело и возбуждено ли оно вообще?» На самом деле, согласно законодательству, оперативно-розыскные мероприятия могут проводиться и до возбуждения уголовного дела. Однако юристы для отказа оперативникам в доступе к каналам телекоммуникаций чаще всего используют зацепку о том, что в постановлении суда не сказано, что ограничение тайны переписки необходимо в рамках расследования уголовного дела или с целью предотвратить преступление. А именно такие условия указаны в ст. 31 Конституции.

Собственник национального регистратора доменных имен Imena.UA Александр Ольшанский поделился с «ВД» историей о том, как отказал силовикам в доступе к почтовому ящику одной из политических партий. «Этот случай курьезен тем, что требование было основано якобы на постановлении суда, — говорит г-н Ольшанский. — Но поскольку постановление было секретным, то ознакомить нас с ним не могли. Ну а поскольку мы не были с ним ознакомлены, то и выполнить его не могли. Подобные запросы, как правило, ничем не заканчиваются».

Вне зоны доступа
Желание взять под контроль и интернетчиков не оставляет правоохранительные органы. В ВР зарегистрирован законопроект, который обязывает по запросу спецслужб фиксировать абсолютно все движения конкретного интернет-пользователя (см. блиц-интервью с Павлом Унгуряном, стр. 11). Данный законопроект вносит изменения в Закон «О защите общественной морали» и аргументирован борьбой с детским порно. Однако изменения, которые он предлагает узаконить, фактически открывают спецслужбам доступ к личным интернет-похождениям всех граждан в рамках оперативно-розыскных дел. И не удивительно, если в будущем компромат на конкурентов будет иметь вид не только «знакомого голоса на записи», но и истории его интернет-прогулок.

Наиболее же недоступными для украинских спецслужб считаются «зарубежные средства связи». Перехватить голосовые и текстовые сообщения в иностранных коммуникативных технологиях вроде Skype, BlackBerry или Gmail отечественные оперативники не в состоянии. «Если я хочу, чтобы меня меньше всего контролировали, то выбираю американские почтовые сервисы или Skype, — признается «ВД» один из сотрудников СБУ, пожелавший остаться неназванным. — Поскольку доступ к серверу имеет только та страна, на территории которой это «железо» находится. А чтобы автоматически слушать тот же Skype, нужно, чтобы на входе или выходе их аппаратуры наши спецслужбы поставили свое оборудование. Они этого сделать не могут». Это давно поняли и взяли на вооружение украинские политики и бизнесмены. «Мои знакомые очень широко используют эти технологии, чтобы никто не мог перехватить конфиденциальную информацию», — рассказывает депутат Сергей Мищенко.


В специализированных компаниях, предоставляющих бизнес-структурам услуги по обеспечению информационной безопасности, тоже считают, что в борьбе с возможными угрозами утечки информации все средства хороши. И если новые коммуникативные технологии в этом только помогают, готовы рекомендовать их своим клиентам.

Активное использование украинцами зарубежных технологий, неподконтрольных спецслужбам, заставляет СБУ нервничать. Однако каких-либо действенных шагов по взятию таких технологий под свой контроль силовики пока не предпринимают. Собеседники «ВД» в правоохранительных органах утверждают, что в условиях отсутствия денег там приняли негласное правило все проблемы решать по мере их поступления. Так что пока правоохранители довольствуются доступом к мобильной и стационарной связи, пытаясь расширить контроль над интернетом. Для того, чтобы миф о тотальной «прослушке» украинцев стал реальностью, спецслужбам понадобится время и финансы.

А как у них?
США
Еще до недавнего времени пользоваться любыми системами телекоммуникаций могли все жители США, кроме президента. Гарант был единственным человеком, которому специальным законом запрещалось иметь личные средства связи и вести переписку. В этой связи Барак Обама едва не расстался со своим любимым гаджетом BlackBerry. Однако благодаря усилиям юристов, в конституции нашлась поправка, суть которой сводилась к тому, что при судебных разбирательствах над главой государства, личная переписка не может быть использована. Благодаря этому теперь президент США, как и любой другой житель страны, может иметь личный телефон и электронную почту.

КИТАЙ
В Китае правила, регламентирующие использование средств коммуникации, считаются одними из самых жестких в мире. В январе 2011 года власти КНР издали постановление, которым всем жителям страны запрещается пользоваться услугами абсолютно всех частных поставщиков сервиса интернет-телефонии, включая популярный во всем демократическом мире Skype. Исключение составил подконтрольный спецслужбам КНР официальный провайдер страны China Telecom.

БЕЛАРУСЬ
Чтобы иметь возможность контролировать телекоммуникационную связь, в Беларуси услуги стационарной телефонной связи в обязательном порядке должны проходить через государственного оператора, а оказание услуг международной связи с использованием других сетей, включая Skype, считается нарушением законодательства.

РОССИЯ
Заявления о том, что современные коммуникативные технологии угрожают национальной безопасности РФ, из уст руководителей российских спецслужб звучат постоянно. В России периодически возникают предложения запретить Skype, однако до этого пока не дошло. Ограничения связаны с использованием смартфонов BlackBerry, продаваемых через мобильного оператора «МТС». В данных смартфонах услуги Wi-Fi и BlackBerry Messenger (которые, собственно, и гарантируют во всем мире тайну переписки) отключены усилиями ФСБ.
Найдено здесь.

7 комментариев:

Анонимный комментирует...

как я могу защититься? помогите!

Анонимный комментирует...

чушь это все...даже не парся......

Анонимный комментирует...

Прослушка ставиться на мобильник или на карточку?
У знакомой украли телефон, вернули ее...она потом купила себе другой,но переставила карточку. Но сомнения о прослушке присутствуют и дальше....
(Она работает в важных органах)

Анонимный комментирует...

это на самом деле правда

Анонимный комментирует...

пусть сменнит оператора.с условием оставления номера.а потом проверит телефон на вируссные программы

Анонимный комментирует...

между делом говоря. ребятушки ,все разговорчики лучше лично , в пол голоса! а номерочки менять по чаще и только вместе с трубой! А кодовые словечки менять с учётом обострений паранойи!!!

Анонимный комментирует...

А я уже 3 телефона с картами помнеяля и толку...? На 2ой 3ий день всё по новой... и скайп слушается уже во всю, если на ваш комп прогу закачать лично смогли... лучше при встрече и шёпотом... или молча на бумаге написать, дать прочитать и в печь...